• ПоискГлавная
  • Подписаться на НовостиНовости
  • Подписаться на СтатьиСтатьи
  • Подать объявлениеГазета
  • Доска объявлений
  • Подать объявление на сайт
  • Академгородок
  • О нас
  • Афиша
  • Прайс
  • Юридическая информация
  • Комментарии
  • Рубрики
  • Карта сайта
  • Написать в редакцию
  • Войти
  • 11.10.2020, 01:04

    Имел ли право на приватизацию коттеджа академик Александр Асеев

    Имел ли право на приватизацию коттеджа академик Александр Асеев

    Имел ли право на приватизацию коттеджа академик Александр Асеев

    Скандал вокруг коттеджа, полученного в собственность дочерью бывшего председателя СО РАН, на некоторое время затих. Этому, возможно, поспособствовало обращение Александра Леонидовича, разосланное в местные СМИ. Академик Асеев утверждает, что ни о каком уголовном деле не слышал, со следователем не знаком.

    Как говорится, все тайное всегда становится явным, поживем – увидим. Между тем после публикаций на сайте «Навигатора» любопытную информацию в редакцию прислал Иван Медведев, кандидат юридических наук, доцент Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ. Это часть его монографии «Разрешение городских конфликтов». В главе «Право публичной собственности» речь идет о коттеджах академиков. Приводим отрывок без изменений как научный комментарий (троеточия – вместо ссылок на используемые источники информации). 

    «Еще один триллер произошел в Новосибирском Академгородке. В так называемой «верхней зоне» (самой престижной) сохранился рудимент советской эпохи – служебные коттеджи. Их строили в начале 60-х годов прошлого века для выполнения государственной задачи привлечения высококвалифицированных научных кадров, т.е. они являлись публичной собственностью. После распада СССР цена на земельные участки под коттеджами стала астрономической даже по московским меркам, но как служебное жилье они не подлежали приватизации, находясь вне оборота.

    В декабре 2014 года академик М.И. Эпов (заместитель председателя Сибирского отделения Российской Академии Наук) сообщил, что, дескать, у академиков и членов их семей, проживающих в коттеджах, «остается нереализованным их конституционное право на приватизацию этого жилья».., поэтому приватизация коттеджей началась.

    Заметим, что в Конституции РФ нет «права на приватизацию». Больше того, не существует «права на приватизацию этого жилья» (служебного коттеджа), статус которого обусловлен целями публичной собственности. Объект продолжает служить до тех пор, пока на территории Академгородка выполняются государственные задачи (см. текст выше). Академики и члены их семей могут получить иное жилье, но не имеют права собственности на коттедж.

    К сожалению, вопреки изложенному, переход коттеджей в частную собственность осуществился, в том числе в судебном порядке. Так был приватизирован коттедж площадью несколько сотен кв. м по иску дочери академика А.Л. Асеева (председателя СО РАН), хотя он относился к федеральной собственности и был лишь закреплен за СО РАН на праве оперативного управления... Как следует из текста судебного акта, «представитель СО РАН не возражает против удовлетворения исковых требований, пояснила, что жилое помещение было предоставлено Асееву А.Л. на основании договора социального найма, в настоящий момент приватизация данного помещения разрешена на основании постановления Президиума СО РАН. Просит прекратить право собственности Российской Федерации на данное имущество»... Иск был удовлетворен...

    По нашему мнению, здесь нарушены указанные выше обязанности публичного собственника: сохранять и использовать объект в соответствии с целевым назначением. Если истец является выдающимся ученым, она вправе продолжать использовать коттедж как служебный. В противном случае простого факта родства недостаточно для того, чтобы быть отнесенной к субъектам, ради выполнения которыми публичных задач идея служебного коттеджа в Академгородке получила государственное признание».

    Фото Татьяны Осиповой

    29.10.2020, 21:50 Научный сотрудник
    Асеев - жулик, пройдоха и лицемер
    30.10.2020, 06:04 Сергей
    Даже в Подмосковье нужно пройти все круги ада, чтобы получить адекватное лечение, а в остальных регионах дело обстоит еще хуже . Известный российский экономист Яков Миркин поделился в своем блоге дневниковыми записями своего близкого знакомого, живущего в ближнем Подмосковье и имевшего несчастье заболеть ковидом. Миркин сравнил эти записи с фронтовыми хрониками, однако в еще большей степени на фронтовые похожи реплики читателей этой публикации, живущих в российской провинции: «Обоняние и вкус пока отсутствуют. Сегодня 12-й день от начала температуры и только 7-й от результата теста. Вчера был врач. Это уже третий его приход. Нормальный врач, вменяемый, но, мне кажется, что его уже шатает от нагрузки. Говорят, что по 200 вызовов на 3 довольно приличных микрорайона, из которых два – полностью новые, перенаселенные, уплотненные. Это не что иное, как результат ненормальной застройки двух картофельно-кукурузных полей, ранее принадлежавших Министерству обороны». «Врачей в местной поликлинике, построенной, еще в далекое советское время, судя по всему, не хватает. К вызовам подключают и врачей узкой специализации. Терапевты еще ведут прием в дежурном режиме для тех, кому надо продлить или закрыть больничный. Все это результат паршивой оптимизации здравоохранения и неуемной алчности чиновников и бизнеса, которые бесконтрольно застроили Подмосковье и Москву. Да, они слупили денег, застроив бывшие колхозные/ведомственные поля и заселили все это пространство народом, но при этом совершенно не обеспечили инфраструктуру». «Для того, чтобы хоть как-то корректировать и ускорять процесс оказания медицинской помощи в условиях наплыва сезонных и несезонных болячек, созданы чаты в телеграмм по районным центрам, где можно написать о своих проблемах, указав номер полиса и номер поликлиники. Это, безусловно очень удобно, но недоступно для одиноких непродвинутых стариков. Хорошо, когда есть дети и внуки в зоне досягаемости, а если нет?» «Меня все это время не покидали мысли, почему в Подмосковье так мало ковида по сравнению с Москвой, при условии, что присутствует постоянная миграция между этими регионами, давно превратившимся в один большой Москвабад. Сомнения развеял ответ человека из медицинских кругов: «Учитывая возросшую нагрузку по заболеваемости ОРВИ и Covid — исследование мазка методом ПЦР проводится по показаниям и только с назначения врача для определенных категорий заболевших. Ваше наблюдение проводится в условиях осмотров на дому — вызов врача вы осуществляете самостоятельно исходя из запланированной даты приема врача. Но есть ряд исследований, которые мы проводим исключительно с вашим посещением поликлиники (рентгенология). Для совместно проживающих сдаем кровь методом Ифа.65 ОСМОТР терапевта на дому». Хочется спросить: «Для каких это категорий заболевших? В каком состоянии надо находиться, чтобы тебе взяли тест не за наличные деньги, а за счет оплаченных тобой же взносов в систему ОМС?» Неужели резкий подъем температуры до 38,5, которую с большим трудом удалось сбить до 37,5 только на 4-й день, сухой кашель (пусть даже и не сильный), слабость не является в условиях пандемии основанием для теста?» «В моем случае, если бы не самостоятельное решение сдать тест за свой счет (у меня же не было для этого никаких показаний), наличие собственного автомобиля, чтобы довезти свое заболевшее тельце в клинику и уменьшить любую возможность контакта с большим количеством людей, ковид не был бы выявлен вообще, а, значит, у меня бы отсутствовали формальные ограничения на посещение магазинов, поликлиники, контактов с родственниками и так далее, мои дети могли спокойно посещать школу и, возможно, могли заражать окружающих». «А сколько таких, которые протемпературили, прокашляли, проходили по поликлиникам для оформления своих больничных (а может и просто походили по врачам после снижения температуры) и не сдавали тесты, просто потому, что не решились потратить свои кровные деньги на тест, потому что этих денег просто могло и не остаться после оплаты коммуналки, еды и лекарств? Сколько человек было с ними в контакте? Скольких они заразили в магазинах, в транспорте? Нет теста – нет ковида – нет проблемы». «У нас укрупняют и оптимизируют все подряд: здравоохранение, образование, районы, города… Мы очень скоро начнем пожинать в полном объеме плоды укрупнения, перенаселения и оптимизации» «Моя отдельная благодарность врачам, работающим на «земле». Мне искренне жаль участковых врачей, которые поставлены в дикие рамки и пытаются что-то сделать без полномочий на проведение каких-либо исследований. Они ходят по вызовам и рискуют своим здоровьем, причем каждый день. Про тех, кто работает в «красной зоне», вообще молчу. Хожу дома в маске только, когда высовываю свой нос на кухню и в санузел и ужасаюсь тому, что медики выдерживают в маске целую смену». «Анализирую теперь свое поведение с момента начала заболевания и понимаю, что в нынешнее время понимаешь, что наше советское поколение имеет наибольший коэффициент выживаемости. Мы еще помним, как надо себя вести в чрезвычайных ситуациях. Мы можем быстро мобилизовать мозги (ну, если они есть) и не впадать в панику. Мы можем дать пинка своим детям и внукам, чтобы их мозги, поврежденные цифровыми гаджетами, работали в нужном направлении». «Единственное в чем я себя упрекаю, так это в том, что, когда резко в пятницу вечером поднялась температура, я не вытолкнула себя в машину и не поехала сдавать тест. Это надо было сделать просто раньше. Врачи считают теперь мой ковид только с даты получения теста, хотя заболела я на 5дней раньше. Эти 5 дней, оказывается, имеют значение. Делать повторный тест будут позже на 5 дней». *** В многочисленных комментариях к этому дневнику, люди делились своим опытом. Оказывается, в российских регионах дело обстоит намного хуже: — Подтверждаю! В Московской области все так и есть: ждали скорую 10 часов, имея на руках направление на госпитализацию по пневмонии, уехали ночью в Москву, там вызвали скорую, приехала через 7 минут! — В регионах все ещё хуже, даже платно запись на КТ на декабрь, на тест не попасть ни с симптомами, ни после прямого контакта с заражённым. Скорые ждут по 10-12 часов, в больницах нет мест, нехватка врачей. Больничный никто не даст, если ты просто был в контакте. Даже если есть деньги, нести их некому. А кто не уехал или заболел, или умер или заколебался в таких условиях работать. В Волгограде студентов привлекают. Но что делать, реально некому работать. Я смотрела цены на пулсоксиметры, так вот в Москве можно купить за 1500-2000, в Волгограде за 10000, есть и ниже, но надо искать, в голове не укладывается, как так? — В регионах с врачами, как говорил мой отец, швах. Многие уехали «на заработки» в Москву, коллеги из Тольятти сообщили. — В нашей Иркутской области полный коллапс с системой здравоохранения. Людям пришлось объединяться и самим координировать, помогать и себе и врачам. Чиновники только констатируют свою беспомощность… Люди кинули клич среди иркутян, что нужны водители с машинами для того, чтобы возить врачей по вызовам, так как оказалось, что врач пешком ходит, а при таком наплыве вызовов дождаться врача — день на третий только, если повезёт. Акция идёт уже неделю. Кто хочет поучаствовать, но не может возить, тот может деньги на карту кинуть на ГСМ, чай/кофе/ шоколадки. — Подруга из Снежинска заболела вместе с тремя своими коллегами. Хотела сделать тест в частной клинике, в которой работает знакомая медработник. Ответ медработника: не делай, тест будет отрицательным. В поликлиниках тесты не делают и не предлагают. Родственница из Омска заболела, вызвала врача, врач в костюме «космонавта» послушала, выписала лекарства (антибиотик противовирусные), выписала больничный, сделать тест рентген не предложено. Лекарств в аптеках нет, если есть, то очереди огромные… Больные люди мечутся по городским аптекам, увеличивая количество контактов. Результат визита в поликлинику (в эпоху цифровизации связи с поликлиникой нет никакой): прийти через 5 (!) дней, если не будет температуры, при сохранении температуры вызвать врача. Родственница из Волгодонска, Ростовской области пишет: висят объявления, что тестов нет. Больницы переполнены. Отправляют лечиться на дому, если менее 20% поражение легких. Прописывают капельницы, капельницы делать некому, если родственники не обучены. Лекарств в Ростовской области недостаточно. В регионах цены на одни и те же лекарства в сравнении с Москвой дороже на 30-50% (шанс оплатить дорогое лечение в регионах ниже, чем в Москве в десятки раз). Видимо, по заболеваемости выставлены KPI, которые недостижимы. С экранов слышим, что «дорог каждый человек», верим в это с надеждой, когда сталкиваемся с реальностью, понимаем, что вся система здравоохранения сейчас находится в хаосе, принимаются решения не в пользу человека, а в демонстрацию показателей KPI. Очень сочувствую всем медработникам и заболевшим, оказавшимся заложниками безграмотного управления. Всем сил, скорейшего выздоровления.

    Другие новости на тему

    Популярное