• ПоискГлавная
  • Подписаться на НовостиНовости
  • Подписаться на СтатьиСтатьи
  • Подать объявлениеГазета
  • Доска объявлений
  • Подать объявление на сайт
  • Академгородок
  • О нас
  • Афиша
  • Прайс
  • Юридическая информация
  • Комментарии
  • Рубрики
  • Карта сайта
  • Написать в редакцию
  • Войти
  • 01.08.2020, 12:49

    Рейд в Чемском бору: телепортация алкоголя, брошенные палатки и горы мусора

    Рейд в Чемском бору: телепортация алкоголя, брошенные палатки и горы мусора

    Рейд в Чемском бору: телепортация алкоголя, брошенные палатки и горы мусора

    30 июля прошёл выезд специалистов администрации Советского района, отдела ГО и ЧС, МЧС и полиции, целью которого стала проверка соблюдения административного законодательства на территории Чемского бора. Корреспондент «Навигатора», участвовавший в выезде, подробно рассказывает, как всё происходило.

    «Я не пью, а бутылки мне подкинули»

    Пройдя через лес, направляемся к берегу водохранилища. В последние дни погода испортилась, так что на берегу, наверное, должно быть не так много людей. Уже на подступах видны груды мусора. Спустившись к песку, сразу натыкаемся на женщину лет сорока, сидящую на большом бревне у воды. Рядом с ней – три бутылки пива, две полные, одна выпита наполовину.

    Я не пью, я просто сижу, отдыхаю, – отвечает она на вопрос о спиртном, после чего устремляет взгляд на водную гладь.

    Заместитель начальника отдела благоустройства, озеленения, транспорта и РАТИ администрации Советского района Олеся Фомина качает головой и протягивает женщине памятку о том, что на берегу делать можно, а что запрещено. Желает хорошего дня, и мы двигаемся дальше.

    Ничего не сделаешь, если не зафиксирован сам факт того, что она пьёт, – говорит Олеся Андреевна. – Проверять ее состояние опьянения мы не имеем права.

    И не важно, что бутылки лежат в десяти сантиметрах от неё, она просто скажет, что не она их сюда принесла, что их подкинули, и ничего не докажешь. Такие у нас законы, – добавляет Никита Ефимов, главный специалист отдела благоустройства, озеленения, транспорта и РАТИ.

    Покинутое поселение и неожиданный запрет на купание

    Сворачиваем к деревьям и идём по лесной тропинке параллельно берегу. В траве свалены ржавые, отслужившие своё мангалы. Запах сосен мешается с едким запахом мусора. Горы пакетов с гниющим содержимым раскиданы вдоль тропы и уходят вглубь леса. Целые мусорные насыпи, которые вполне могут выполнять роль ограничителей вместо бетонных ограждений.

    Между стволами деревьев начинают мелькать импровизированные палатки из натянутых между деревьями верёвок и простыней. Небольшой лагерь разбит прямо на стыке береговой и лесной зон. Зовём хозяев, но тщетно. На земле следы недавнего костра, на кустах сушатся чьи-то шорты. Создаётся ощущение, что совсем недавно тут были люди. Метрах в десяти замечаю ещё одну палатку странной квадратной формы. Объясняют, что это не палатка, а «нужник».

    Хозяев мы так и не дожидаемся, спускаемся к берегу. Издалека видим купающихся отца с сыном. Подходим, сотрудники объясняют, что купаться здесь запрещено. Отец удивляется: «Как запрещено? Сколько помним, все тут всегда купались. Ну хорошо, будем знать».

    Прощаемся с мужчиной, оставляя с памяткой в руках. Территория действительно не охраняется, и, по сути, купаться тут может любой желающий. Наказать за это тоже нельзя. А опасности люди не ощущают.

    В этом вся проблема. Представь, люди выросли здесь, жили здесь, и всю жизнь купались на этом берегу. Как ты им объяснишь, что этого делать нельзя? – рассуждает начальник отдела ГО и ЧС по Советскому району Юрий Перязев. – Вот мы сейчас уйдём, а они опять в воду полезут. Как это проверишь? Как объяснишь, что запрет на купание для их же безопасности? Дно здесь не изучено, спасателей нет, берег считается диким. Пытаемся донести, но те, кому всё равно, будут до конца жизни тут купаться, хоть десять рейдов проведи.

    Отсчитываем двести шагов и отгоняем машины

    Не пройдя и двадцати метров, минуем кусты и видим семейную пару с детьми. Отдыхать на территории можно, но вид автомобиля на берегу вызывает у сотрудников вопросы: по Водному кодексу парковать машины можно минимум в 200 метрах от линии воды.

    Мужчина с готовностью встаёт и идёт отгонять машину. Говорит, что были не в курсе запретов, ведь знаков нигде нет.

    Знаки, конечно, есть. На въезде висят таблички, в лесу их немало. Разве что на самом берегу не видно, – говорит инспектор пожарного надзора Игорь Давыденко. Но там их попросту негде закрепить.

    Конечно, человек, приехавший отдохнуть на берег, вряд ли будет всматриваться в таблички, прибитые на деревьях. Поэтому создаётся ситуация, что не увидеть оповещения действительно можно, особенно когда видеть их не особенно и хочется.

    Время, отведённое на рейд, подходит к концу. Натыкаемся на целую стоянку машин; пять или шесть автомобилей припаркованы у берега, а их хозяева отдыхают с палатками, шашлыками и алкоголем.

    Встречать выходит молодая пара. Завязывается спор: девушка по имени Татьяна говорит, что ничего не нарушают: костров не разводят, есть мангал; не мусорят, всё в отдельном пакете; не купаются, хоть и стоят в купальниках (а дети между тем завёрнуты в мокрое полотенце). Говорит, что приехали отдохнуть из Томска, и ни о каких запретах, тем более на парковку и купание, были не в курсе. Спрашивает вызывающе, что от неё хотят проверяющие. Муж Никита шикает на неё и пытается вывести разговор в более дружелюбное русло. Спустя пару минут к нему присоединяются друзья, появившиеся из леса.

    – Я вообще осуждаю это, я в том году тут был, мусора не было, сам в шоке. Блин, мужики, всё будет чётко, всё отгоним, – убеждает один из них.

    Они сходятся с сотрудниками администрации на том, что машины прямо сейчас передвинут. Но встаёт закономерный вопрос.

    А как понять, где эти 200 метров? Нет, мы отгоним, но тут ведь ничего нет, никаких меток, где эти двести метров начинаются. Нам-то как понять, куда отогнать надо?

    Вопрос немного ставит в тупик беседующего с гостем Новосибирска Юрия Перязева: действительно, никаких точных обозначений нет. И ответить на это так и не удаётся: определять расстояние можно только на глаз, хоть отсчитывай двести шагов от воды. В конце концов машины отгоняют просто подальше от берега. На этом рейд завершается.

    Действительно дикий берег

    Всё это оставляет неоднозначное чувство. На одного автовладельца был составлен административный протокол за парковку в неустановленном месте: машина стояла на траве. Остальные – на давно накатанных проездах. Горы мусора среди деревьев, берег и лес утопают в грудах отходов, а под ногами постоянно попадается всякий хлам. На фоне этого машины у воды кажутся детской шалостью. Контролировать свалки мусора не представляется возможным: территория большая и никем не охраняется. «Горзеленхоз», в чьем ведении этот лес, даже не устанавливает бункер для мусора: говорят, нет денег. В прежние годы бункер выставляла администрация Советского района. Но это хозяйствование на чужой земле и нецелевое расходование средств. В этом году такую практику прекратили.

    Договорились с Горзеленхозом, что 8 августа проведем совместный субботник по уборке мусора. Если учреждение откажется, придется и на него составлять административный протокол, – сообщила в пятницу «Навигатору» Олеся Фомина.

    Люди привыкли отдыхать и купаться здесь. Многие из них искренне удивляются, услышав, что купание запрещено. В жаркие дни на берегу бывает и несколько тысяч человек. На фоне этого становится непонятно, о каком запрете на купание может идти речь. Отсутствие реального хозяина земли и контроля за порядком играет основную роль: те, кого в ходе рейда заметили за нарушением, скорее всего, только чертыхнутся про себя, что именно на них выпала проверка. А сотни других отдыхающих продолжат делать всё, что делали до этого, наплевав на какие-то предписания.

    Выхода из такой ситуации никто из участников выезда не предложил. Сказали только, что у МКУ «Горзеленхоз» вроде бы в планах выкопать траншею на единственном въезде в бор, попытавшись перекрыть таким образом возможность проезда автомобилей. Но вряд ли это решит проблемы: траншеи уже рыли, коновязями дорогу перегораживали. Люди все равно проникают на берег. Сохранность территории, состояние леса так и остаются на совести посетителей. А она нередко подводит…

    Никита Саруханян, студент НГПУ

    Фото автора

    Комментарии

    Другие новости на тему

    Популярное