• ПоискГлавная
  • Подписаться на НовостиНовости
  • Подписаться на СтатьиСтатьи
  • Подать объявлениеГазета
  • Доска объявлений
  • Подать объявление на сайт
  • Академгородок
  • О нас
  • Афиша
  • Прайс
  • Юридическая информация
  • Комментарии
  • Рубрики
  • Карта сайта
  • Написать в редакцию
  • Войти
  • 15:56 вторник, 15 октября
    Академгородок:
    Пробки: 4 балла
    15.10.2019
    USD: 64.37
    EUR: 70.93
    Мы в соцсетях:
    Подписаться на Статьи
  • Происшествия
  • Человек и общество
  • Государство и власть
  • Наука и образование
  • Культура и спорт
  • Животные
  • Письма
  • Даты
  • Спецпроект
  • Старые рубрики
  • Здоровье и медицина
  • Лаврентьев, ЗИМ и гололед

    Лаврентьев, ЗИМ и гололед


    К 50-ЛЕТИЮ АКАДЕМГОРОДКА

    Лаврентьев, ЗИМ
    и гололед

    Промелькнуло, как одно мгновение, празднование 50-летия Сибирского отделения РАН. Поразительно, что в эти холодные дни начала июня (под проливным дождем!) люди не уходили от Дома ученых, своим присутствием отдавая дань признания и уважения первопроходцам сибирской науки, основателям Академгородка. Уже темно, сыро, колючий ветер, но людское море не иссякает. И только после великолепного по красоте салюта люди начали расходиться по домам, унося с собой неизгладимые впечатления величия праздника, свидетелями и участниками которого им посчастливилось быть…

    А мне вспомнились события «давно минувших дней». Мы – выпускники МГУ. Решается вопрос распределения: Красная Пахра или Академгородок? Красная Пахра – это тоже своеобразный академгородок, только в 40 минутах езды от Москвы. Все одинаково: должность, зарплата, жилье, детсад для ребенка, – но так велико было стремление к новому, неизведанному, к непосредственной работе по освоению несметных богатств Сибири, что мы выбрали Академгородок.

    На нас не подействовал даже пересказанный кем-то диалог академика Лаврентьева с одним москвичом, которого он уговаривал переехать в Сибирь. «У вас же там всегда холодно, и даже лето холодное!» – осторожничал скептик. На что Лаврентьев резонно отвечал: «Ну и что, что холодное – оно ведь короткое!»

    И вот 23 февраля 1963 года. Мы в Академгородке. Сначала нас приютила семья Смирновых (Леонид Степанович был заведующим лабораторией в Институте физики полупроводников, куда и был распределен мой муж Виталий Львович). Буквально на третий день нам вручили ключи от двухкомнатной квартиры по ул. Золотодолинской, 13. Пришли в квартиру, в «передний» угол положили большую пуховую подушку, а на нее – нашего первенца Сережу. Постелили развернутый лист «Советской Сибири» – это был «стол», а две половинки газеты – «стулья». Так начиналась наша жизнь в Сибири…

    Октябрь 1963-го. Я несу в Президиум большую стопку личных дел (часть Президиума еще оставалась в жилом доме на Морском, и управление кадров, где я работала, – тоже). Во дворах дороги узкие, не развернуться, гололед к тому же. Какой-то пожилой мужчина за рулем белого ЗИМа нарушает все правила (а я только что окончила курсы шоферов на «отлично» и все знала – как надо). Я ему и показываю известным жестом у виска, что «мозгой шевелить надо». Запомнилась его улыбка и движение рук, как будто говорящее: «Знаю, но нельзя иначе».

    Когда я рассказала о сценке коллегам, Петр Васильевич Виноградов аж отпрянул от стола:

    – Так это же Лаврентьев! В сером костюме?

    – Да, в сером костюме…

    Прошло два месяца. Общее собрание СО АН СССР в актовом зале Института геологии и геофизики. Мой начальник генерал-майор Владимир Григорьевич Сорокин поставил меня на ступеньках у входа в зал, опять же с большой кипой разных папок:

    – Я буду идти с Лаврентьевым, тут мы ему все и отдадим.

    Стою, жду. Идет мой генерал посередине, а по бокам – два богатыря. Я тогда еще многих не знала в лицо. И вдруг чую, что во мне все цепенеет: в одном из «богатырей» узнаю того водителя ЗИМа… В это время Владимир Григорьевич говорит:

    – Вот, Михаил Алексеевич, наш стра-а-ашный инспектор по молодым специалистам Нелли Сергеевна Тонаевская – знакомьтесь!

    – Да мы уже давно знакомы, – и при этом со своей неповторимой лаврентьевской улыбкой он показывает мне тот самый знак у виска. Видя мое смущение, Лаврентьев забрал у меня всю стопку бумаг, погладил руки и дружелюбно сказал: – Все нормально, не надо волноваться.

    …Когда прожита жизнь, когда все уже в прошлом, – «большое видится на расстоянии». Теперь эти мгновения для нас бесценны.

    Н. Тонаевская


    Другие статьи на тему

    Человек и общество / Живая история
    «Не бывает неинтересных людей и историй»
    307 0
    "Навигатор" № 40 (1211) от 11.10.19
    Человек и общество
    Осенний субботник
    334 2
    "Навигатор" № 40 (1211) от 11.10.19
    Человек и общество / Человек и бизнес
    Сапожки... на рыбьем меху
    252 0
    "Навигатор" № 40 (1211) от 11.10.19
    Человек и общество / Встреча с интересным человеком
    Принципы Олега Погудина
    700 0
    "Навигатор" № 40 (1211) от 11.10.19
    Человек и общество
    Не гори и не горюй!
    278 0
    "Навигатор" № 40 (1211) от 11.10.19
    Человек и общество
    Среди лучших учителей области
    302 0
    "Навигатор" № 40 (1211) от 11.10.19

    Популярное