Группа «Louna»: Голос поколения

Недавно Новосибирск посетила рок-группа «Louna» (Луна), которая выступила в клубе «Отдых» с программой «Дивный новый мир». Перед началом концерта наш корреспондент встретился с вокалисткой коллектива Лусинэ ГЕВОРКЯН.

– Лусинэ, для начала несколько слов о вашем альбоме и выступлении.

– Альбом называется «Дивный новый мир». Мы играем почти все песни оттуда, а кроме того, и все любимые нашими слушателями хиты, которые исполняем из года в год. Это определённый туровый сет-лист. Альбом мы готовили долго из-за моего декретного отпуска, но период активной подготовки составил года полтора. Сейчас в работе ещё один новый альбом, который выпустим весной. Там будет 14 песен.

– У группы плотный график туров по российским городам. Наверное, не везде вас встречают одинаково?

– График плотный, и не только по России. В декабре выступим в Украине и Беларуси. Конечно, встречи в разных городах значительно отличаются. Причем исключительно манерой поведения публики на концерте. Есть продвинутые города, например, Новосибирск, Екатеринбург, куда часто приезжают иностранные исполнители. А есть места, где народ не избалован концертами, и потому поведение там у людей более скованное. Вот мы и катаемся, стараемся всех «прокачать». Для нас на концерте самое главное – зрительская отдача.

– Тогда ещё один вопрос о различии восприятия вашего творчества. Вы гастролировали по Америке четыре года назад. И там наверняка принимали иначе, чем на родине.

– Да, это так. В Америку мы отправились новичками, которых публика видит в первый раз. Но наша группа была им интересна. Там люди всегда впитывают что-то новое. Мы, никому не известные ребята, ехали с первым англоязычным альбомом, который только-только за полмесяца до того попал на iTunes. Русский язык достаточно сложный, поэтому мы и презентовали англоязычный альбом, чтобы публика не только по энергетике, но и по смыслу понимала суть песен. Отметили для себя, что рок-музыка там – это весомая часть национальной культуры. Рокер в США не является «врагом народа», андеграундным монстром, которого нужно задавить, загнать в подвал.

Считаю, это был успешный тур. У нас там даже появилась своя группка фэнов, которая ездила за нами из штата в штат. Милейшие открытые люди, они слушают рок-н-ролл, спокойно общаются с музыкантами, для них это культура. Если там 23-летняя мамочка с зелёными волосами и татуировками на шее идёт с детьми по городу, это не считается чем-то необычным. Как и то, когда на заправке вас встречает 55-летняя женщина-продавец в татуировках, с розовыми волосами, слушающая хардкор, а в каком-нибудь занюханном штате на заправке в клозете играет Pearl Jam и Metallica, а не Стас Михайлов.

В Америке ценят выступление и не стоят спиной к музыкантам разогрева, попивая пивко в баре. Собравшиеся внимательно слушают все группы, а не только хедлайнеров.

– А что у нас?

– У нас мы часто видим на фестивалях, как все ждут хедлайнера, а молодые коллективы при этом готовы закидать камнями. Наша рок-культура не дошла до того уровня, на котором могла бы находиться.

В то же время есть очень хорошие рок-площадки. Например, в Омске и Томске – лучшие в Сибири. Особенно шикарная рок-площадка в Омске, с оборудованным экраном, на манер европейской. Но там нет рок-аудитории, и из года в год «движуха» становится только хуже.

Омск, Томск, Кемерово – сибирские города с хорошими площадками, но они не в состоянии собрать слушательскую аудиторию. Там очень слабое рок-движение.

– А где в этой линейке Новосибирск?

– Новосибирск идёт довольно ровно. Ощущается некая стабильность. Но после закрытия «Рок Сити» всё стало грустно. Это, конечно, было культовое место...

– Отличает ли выступление в Новосибирске какое-то особое оформление сцены?

– Для установки декораций нужны особые технические возможности, не все площадки готовы их предоставить. В клубе «Отдых» низкий двухметровый потолок, поэтому мы вынуждены были отказаться от оформления. Но в этом и свой плюс, поскольку есть возможность выстроить хороший звук. В отличие от группы «Раммштайн», которая любит поражать публику костюмами и делать привлекательные шоу, мы не заморачиваемся на внешней стороне дела. Мы просто играем музыку. Наш слушатель приходит на концерт за энергетикой и драйвом, а не за декорациями.

– А что у нас вообще в России происходит сейчас с рок-движением? Насколько мне известно, оно идёт на спад.

– Нельзя сказать, что оно везде идёт на спад. В каких-то городах растёт, в том же Нижнем Новгороде и Екатеринбурге, а в каких-то – да, снижается. Например, Тюмень, которая раньше была очень продвинутым рок-городом, сейчас сдала свои позиции, и рок-движение там фактически сошло на нет.

– Вы исполняете песни с остросоциальным контекстом. Насколько сейчас для них «время»?

– Такие песни частично есть в нашем репертуар. Учитывая то, что искусство предвосхищает историю или как минимум отражает её, могу сказать, что мы являемся неким историческим рупором. Поэтому, когда нас всех не станет, а дети будут изучать историю по заказным государственным книжкам, где нет ни слова правды, при прослушивании музыки они будут понимать, что происходило в той или иной стране или мире. Мы – голос поколения. Это наш взгляд, но мы не мешаем и другим творческим людям нести их взгляды в жизнь. Всегда история изучалась не по учебникам, а по искусству – книгам, картинам, музыке.

– И всё же, есть ли будущее у русского рока?

– Сейчас ситуация такова, что молодых рок-групп, которые что-то собой представляют, чем-то хотят поделиться на родном языке и у них это получается, практически единицы. В основном тот же металл, альтернатива, хард-рок больше склоняются к английскому языку, несмотря на развивающееся качество в музыке и звучании. А некоторые именитые рок-коллективы с изначальной приверженностью к музыке свободы и протеста становятся плацдармом для какой-то политической поддержки. Многое в нашем классическом роке сошло на нет, потому что потеряна сама идеология. И не вся молодёжь её до сих пор ощущает. Хотелось бы, чтобы рок не стал очередным пропагандистским рупором, а остался бы тем, чем изначально создавался.

– Почему происходит трансформация?

– От страха, наверное.

– Опять страх?

– Страх и усталость. Те, кто уже многое пережил на своём веку, устали бороться и хотят отдохнуть. Стадионов, собираемых рок-группами, уже не будет. Те времена ушли. Настали времена гигантского информационного потока. Молодёжь из-за этого сейчас находится в состоянии растерянности. Ведь один случай на миллион, если кто-то обнаружит в интернете твою песню и оценит её по достоинству. Нужно обладать большим аналитическим умом, чтобы всё разложить по полочкам и отделить зёрна от плевел. Сложно прогнозировать, чем всё это закончится. Важно то, что в нашем мире всё ещё существуют живые концерты, а мы их играем. И что есть люди, которые в состоянии поднять пятые точки и прийти на эти концерты. Это и есть тот живой пласт рок-культуры, рок-тусовки, рок-движения. Показатель самой сути.

Ольга СТРИКУН
Фото предоставлено пресс-службой группы LOUNA

Газета «Навигатор» - Группа «Louna»: Голос поколения, №44 от 10.11.2017

Количество просмотров: 284

Vkontakte Facebook Мой мир Твиттер

Добавить комментарий