№ 41 от 15.10.2004

PDF-газета
Любимое дело

Бонсай - очарование старости


 

На выставке в Доме ученых

Бонсай –
очарование старости

На этой неделе, а именно 17 октября, в выставочном зале Дома ученых заканчивается традиционная выставка композиций в стиле бонсай Юрия Овчинникова и авторских работ аранжировщика Натальи Гайдуковой – оригинальные геометрические конструкции из живых и сорванных растений. Миниатюрные деревья в цветочных горшках давно занимают прочное место на страницах лощеных журналов. Из многомудрого искусства они давно превратились в утонченный элемент дизайна и знак хорошего вкуса. Полупустая светлая комната с однотонными кремовыми стенами, соломенный коврик, телевизор с диагональю полтора метра. На стене – «Черный квадрат» Малевича. В углу – изящно изогнутое деревце с растрескавшейся корой.

– Все это не более чем глянцевая сказка, – сказал мне Юрий Викторович Овчинников, завлаб Сибирского ботанического сада. – Женщины смотрят журналы, где на столике красуется элегантная елочка или сосенка, и не догадываются, что для журнала работают другие женщины, дизайнеры, у которых работа такая – ставить красивые вещи в красивые места. Бонсай – это не таракан, а дерево. Оно не живет в углах и за телевизорами. Его место в саду. Или хотя бы на солнечном подоконнике, если это фикус. Поставить бонсай в угол можно только в качестве наказания или чтобы гостей удивить. Но про елочки и сосенки можно забыть – в доме такое расти не будет однозначно. Поэтому мы и выставляем в ДУ то, что можно приобрести домой без смертельных последствий для дерева.

Юрий Овчинников в ботсаду

Овчинников занимается искусством бонсай уже много лет, время от времени устраивая небольшие и, по его словам, достаточно скромные выставки – на нескромные времени не хватает, да и не все можно транспортировать в помещение из открытого грунта. Не время. Ведь в укромном уголке нашего ботсада уже звенит на холодном осеннем ветру китайский колокольчик и крохотные скрюченные старушки-лиственницы готовятся к зиме.

 

– Чем можете похвастать на этой выставке?

– А надо похвастать? Ну, есть там фикус один тридцатилетний. Вот им и могу похвастать. Вообще самые красивые и интересные бонсай получаются не у человека, а в экстремальной природе – на обочинах дорог, на верхушках скал, на обрывах. Летящие кристаллики льда сшибают почки на ветках, сбивается со ствола кора. У высокогорных сосен кроны плоские, как блин. Человек же, получив некоторую власть и поняв, как происходят эти процессы изменения в развитии дерева, может только подражать природе. Но при этом он всегда рискует безвкусно применить те же эффекты или увлечься их обильными сочетаниями. Самые дорогие особи бонсай – те, что взяты в природе. Им может быть по двести, по триста лет. У нас на Алтае и на Салаире есть лиственницы, которым по 500-600 лет. Красоты необычайной.

– Возраст дерева – это его красота?

– Конечно. Это красота старости. Все изгибы ствола и надрезы коры делаются специально, чтобы придать дереву форму бывалого, гнутого, старого. Часто на выставках, чтобы дороже продать экземпляр, пишут ненастоящий возраст бонсай, прибавляя пару десятков лет. Но тот, кто разбирается, всегда отличит взрослое дерево от молодого состаренного. Это так же просто, как отличить молодую девушку от молодящейся бабушки. Я оцениваю возраст биологически, а дизайнеры – на вид. Поэтому десятилетнее дерево они могут продавать как пятидесятилетнее. Может, в этом и есть своя логика, дизайнерская такая. По-хорошему нужно писать две цифры – сколько лет самой культуре и сколько лет с ней работал автор. А сколько дереву «на вид», может решить и сам покупатель.

– Вы можете сделать бонсай из любого дерева?

– В принципе, да. Традиционно японский бонсай делается из «деревьев сезона», чтобы выставлять их каждое в свой период блистательного выхода – цветущая сакура, плакучая ива, роскошный рододендрон весь в цветах, желто-красный осенний клен... Весной, когда листва только появляется, выбирают деревья с самой фактурной корой. Это как раз сосна и ель. Но есть сложные культуры, не используемые для бонсай. На юге это эвкалипт. У нас – береза. Они рыхлые, непослушные. Ими сложно управлять в силу их биологии. У них могут не мельчать листики, ветки растут куда сами хотят. К тому же живут березы недолго – всего 60-100 лет, поэтому работать с ними нет смысла. Вообще не понимаю, почему это глупое дерево считается как бы неформальным символом России! Самое многочисленное дерево в России – это лиственница. Вот из них самый красивый и самый устойчивый бонсай. Железное дерево! А берез в той же Канаде не меньше. В плане искусства они только в пейзажах хороши и еще, пожалуй, на растопку.

– Мы ведь и сами живем ненамного дольше берез...

– Это уже другой вопрос, к искусству отношения не имеющий. Если мы можем видеть многовековые деревья и работать с долгожителями, значит, имеет смысл мерять время не человеческим веком.

– Какие существуют приемы при работе с деревом? Например, как оно становится таким зловеще кривым?

– Ствол обматывают проволокой, и он с годами постепенно начинает выгибаться. Кстати, этот прием не древний. До этого привешивали грузы, привязывали к распоркам, сгибали. Один бонсаист в начале века решил послать дерево своему другу и для сохранности упаковал его, согнув и обмотав проволокой. Сейчас этот стандартный прием называется «наложить лигатуру», и я обучаю ему в архитектурной академии своих студентов. Иногда с веток снимают кору или оголяют ствол целиком. Макушка такой ветки или крона дерева становится куцей, тоже свидетельствуя о якобы пожилом возрасте. Это так называемый «джин». Есть много различных имитаций природных процессов. Например, дерево, расщепленное молнией, или дерево с разросшимися корнями. Хотя болтающиеся громоздкие корни – это не традиционный японский, а китайский стиль бонсай и, на мой взгляд, признак дурного вкуса. Хотя, раз такое явление в природе имеет место, значит, можно его использовать. То, что мы выставляем, с одной стороны, на потребу публики, а с другой – встречается в природе. Есть, правда, и элементы аранжировки, как, например, сколотый кувшин. Он призван имитировать отвалившийся с обрыва камень. Украшательство, в принципе, не наказуемо. Главная задача дизайнера – не увлекаться на радостях освоенными приемами при работе с деревом. Ведь это не картина маслом – все снял, загрунтовал и по новой. Если подводит вкус, испорчена работа многих лет. Таким образом создаются карикатуры на бонсай. Меру нужно знать.

 

Беседу вела
Мария ШКОЛЬНИК.


Газета «Навигатор» - Бонсай - очарование старости, № 41 от 15.10.2004

Количество просмотров: 2034

Другие статьи из рубрики «Любимое дело»

Комментарии

17 декабря 2008, 21:30, автор: Гость


Вырос миф об искусственном мастере бонсай Юрия Овчинникова, о его необычных работах. Ничего и близко связанного с бонсай у него и в помине нет( надо быть адекватным и честным), просто работы художника в формировании дерева или кустарника в стиле Овчинникова.
Не враг, не друг, человек который видел и формирует настоящий бонсай.


Добавить комментарий

Яндекс.Метрика