№16 от 1.05.2015

PDF-газета
Встреча с интересным человеком

Евгений ВОДОЛАЗКИН: «Литература - история души»

В Доме ученых СО РАН 18 апреля прошла творческая встреча с известным писателем, ставшим в этом году и автором текстов для Тотального диктанта. За два часа Евгению Водолазкину задали немало вопросов. Наш корреспондент выбрал те, ответы на которые ему показались наиболее интересными.

– Евгений Германович, о чем текст, написанный для диктанта?

– Это материалы для моего нового романа «Авиатор». Правда, текст пришлось слегка изменить – организаторам акции нужны были три автономных фрагмента. А затем мы совместными усилиями несколько усложнили написанное. Но, как мне кажется, радикальных барьеров в тексте нет. Приехав диктовать в НГУ, я был потрясен числом желающих написать диктант: сразу несколько больших аудиторий были забиты под завязку!

Писать неграмотно, с ошибками – это плохо, очень плохо. В конечном счете это проявление равнодушия к родному языку. Мы не берем сейчас случаи патологической безграмотности как следствие психических расстройств. Орфографические и пунктуационные ошибки зачастую выдают отсутствие большого опыта чтения. Другими словами, грамотный человек – тот, кто много читает.

Что касается «Авиатора», действие в нем разворачивается в начале ХХ века. Замечаю, что интерес к этому периоду сейчас появился у многих. Вспомним Россию того времени: спокойная европейская страна с русской основой, причем русская культура развивается без какой-либо агрессии. Спросите меня, какой хочу видеть нашу страну, и я отвечу: Россией столетней давности. До тех пор, пока не поймем, что же произошло в октябре 1917-го, мы так и не осознаем, что нам делать сейчас. Революционный Октябрь – словно вбитый в землю кол, и мы ходим вокруг него привязанной лошадью до сих пор, возвращаясь к одним и тем же проблемам.

– Вы самокритичный человек?

– Думаю, что к себе отношусь вполне критично: все-таки писателем стал только после сорока лет. Поскольку осознавал, что все написанное до этого имело довольно бледный вид. Как-то отправил один текст в известный литературный журнал. Его приняли к публикации, но я забрал рукопись из редакции. И уничтожил. Текст был написан вяло, и обнародовать его не следовало. Помните, у Галича есть строчки про человека, думающего про себя, что каждое слово его – миллион, и каждый шаг – миллион? Надеюсь, не доживу до такого. Стать невменяемым – самое ужасное, что с человеком может произойти. Уметь анализировать свои тексты, отличать качественное письмо от не качественного – все это для писателя крайне важно. Критический взгляд – основа духовного здоровья. Не только для писателя, для всех.

Некоторые места в «Лавре» (роман вышел в конце 2012 года. – Прим. ред.), думаю, сейчас хорошо бы переписать. Но, пожалуй, не стану этого делать, напишу лучше что-нибудь новое – и настолько хорошо, насколько смогу. Тютчев был совершенно прав: нам не дано предугадать, как слово наше отзовется. Я показал жене рукопись «Лавра» со словами: «Боюсь, это прочтешь только ты и еще несколько коллег, а больше никому не будет интересно». Помню, в тот день даже выпил больше обычного, беспрестанно думая о том, что лучше бы написал что-нибудь веселое, порадовал бы людей, что автора «Лавра» запросто можно счесть сумасшедшим. Но в итоге устыдился своих переживаний, когда понял, что недооценил своих соотечественников. «Лавр» два с половиной года входил в двадцатку самых продаваемых книг. И я рад, что есть еще люди, для которых мир не ограничивается триллерами, – мы ими уже наелись. Известный петербургский прозаик Валерий Попов на моем творческом вечере сказал о феномене «Лавра» так: «Водолазкин стрелял по невидимой цели, а по видимой стрелять уже поздно». Разглядеть то, что едва просматривается, – писательское счастье.

– В последнее время наблюдается усиление конфронтации в культуре, в общественной жизни. Многие в этом видят элементы зарождающейся гражданской войны. Как Вы относитесь к подобным вещам?

– Это вопрос о «Тангейзере»? Не имею права отвечать, не видел спектакля. Знаком только со скандальным постером. Но должен сказать, что меня чуть не прихлопнуло от его жуткого вида.

Расслоение общества, конфронтация, агрессия – все это сейчас нам угрожает, и дальнейшего развития событий нельзя допускать. У каждого из нас есть святое в душе. Речь не обязательно о религии – для кого-то дороже всего родители, дети. И если святого касаются, это сильно обижает.

Не стоит прикрываться словами о свободе. С ней приходит и ответственность. А у нас либо одно, либо другое, причем в своих крайних проявлениях. Я жил на Западе, неплохо знаю его устои. Есть известное выражение Оливера Холмса, американского писателя XIX века: «Ваша свобода махать кулаками ограничивается кончиком моего носа». Питаться чужой болью недостойно. В Германии спектакль о добром Гитлере сняли из репертуара после первого же показа – и никто не пикнул!

В обществе должны быть безусловные табу. Абсолютной свободы нет. Территория общая – это значит свободных мест здесь тоже нет. На чужую территорию лучше приходить если не с любовью, то по крайней мере с уважением, а не с насмешкой. Но сегодня гуманизм превращается в антигуманизм. Да, человек имеет право на всё, постепенно превращается в машину для получения удовольствий. Но, с другой стороны, «ты в центре мира» – с этой философией можно зайти непозволительно далеко. И разрушиться как личность, уповая исключительно на свои права. Как мне кажется, Запад это осознал и постепенно отказывается от диктатуры консьюмеризма. Меня «достала» философия тотального потребления – и я написал «Лавра». Эта книга о том, что есть и другие ценности.

Зерна зла растут очень быстро. Отсюда войны, перевороты, прочие общественные катаклизмы. Надо держать ростки зла в подавленном состоянии – силами государства. И своими силами, конечно же.

Я верую, но никого не прессую своей верой, все и так всё знают. Кто куда хочет, туда и идет. Тащить за шиворот в церковь никого не стану и никому не советую. С хоругвями не хожу. Вера – дело внутреннее. И все же объяснить жизнь и ее цель без существования Бога я не могу. Главных вопросов человечества всего два: кто нас создал и для чего мы живем. Хотя есть и те, кого эти вопросы не мучают. Эти люди напоминают божьих коровок, ползущих по шоссе. Каждая из них уверена, что познала мир. Крайне самонадеянная позиция.

– Вопрос о литературных предпочтениях: чье творчество Вам близко и почему?

– Вопрос безумно сложный. Однажды для рубрики «Книги твоей жизни» я составил список из 40 пунктов. Нет таких книг, которые постоянно были бы на пике моего интереса. В одном настроении хочется читать поэзию Пушкина, в другом – открыть «Робинзона Крузо». Еще один величайший текст – «Волшебная гора» Томаса Манна, его могу читать с любой страницы! У Гоголя и Чехова – люблю практически все.

А вы знаете, что стихи Бродского лечат? Убедился в этом недавно на собственном опыте, когда прихватило почки. К слову, «царь и бог» «Пушкинского дома» академик Дмитрий Сергеевич Лихачев рассказывал, что в блокаду люди читали вслух стихи – и так спасались от голода и холода.

Прекрасные тексты – «Белая гвардия», «Братья Карамазовы», «Война и мир»… Люблю и многие другие книги. Их энергия мне очень помогает.

– А Вы читали «Гарри Поттера»? Как вообще Вам жанр фэнтези?

– Боюсь обидеть своим ответом… Стараюсь не читать жанровую литературу. Не люблю ни исторических, ни фантастических романов, не приемлю триллеры. Мне не нравится читать текст, в центре которого есть время, место, событие, но нет человека. Это не литература. Настоящий роман – не исторический сюжет, а история души, если воспользоваться выражением Лермонтова. И никакой полет НЛО или даже его внезапное приземление мне неинтересны, все это никак не меняет моего мировоззрения.

Всего «Гарри Поттера» прочла моя дочь. Половину на английском и половину на немецком – такие были у меня условия, чтобы от этого чтения ей была хоть какая-нибудь польза. Я полистал одну из книг. Не зацепило.

Поттериана заинтересовала меня исключительно как общественный феномен. Вспомним, профессора Толкиена долгое время никто в упор не видел. Потому что раньше был другой тип общественного сознания, более рационалистический. Но когда он сменился, все бросились читать его «Хоббита». Стоит в очередной раз измениться типу нашего сознания – и «Гарри Поттера» тут же забудут. И большой вопрос, вернется ли поттериана после этой эпохи забвения. Думаю, этого не случится.

«Гарри Поттер» – эрзац веры, которую человечество во многом сейчас потеряло. Мы подошли к пределу светскости. Но, как известно, свято место пусто не бывает, поэтому и приходят в нашу жизнь все эти группы «Лорди», кончиты вурст, гарри поттеры. Но я не сторонник запретов. Знать нужно очень многое, почти все на свете. Но необходимо правильно относиться как к различным феноменам, так и к знанию о них.

Джоан Роулинг – небесталанный автор, пишет забавно, хотя и без глубины. В общем, для учительницы очень даже неплохо! Надеюсь, я вас не обидел…

– С английскими бестселлерами всё ясно. Хочется узнать мнение о современной отечественной литературе…

– Как член жюри литературной премии «Ясная Поляна» я ежегодно прочитываю несколько десятков новых книг. Одно из сильнейших впечатлений за последние годы – «Мысленный волк» Алексея Варламова. Владимир Шаров, Захар Прилепин, Майя Кучерская, Марина Степнова, Леонид Юзефович, Александр Кабаков – все это очень сильные авторы, могу долго говорить о творчестве каждого из них. В тексты наших живых классиков Фазиля Искандера и Андрея Битова я влюбился очень давно, уверен, оба останутся в русской литературе надолго. Весьма оригинально пишут и Дмитрий Данилов, и Владимир Березин. В общем, с литературой у нас всё в порядке.

Было некоторое проседание в 90-е годы, по двум причинам. Читатель совсем не замечал современных писателей, так как вдруг появилась много книг, которых не знали, и это доселе нечитанное – к примеру, тексты русской эмиграции – надо было попросту открывать. А чуть погодя наша литература резко перешла в область эксцентрики. Стало всё возможно, и многие начали писать экспериментальные вещи. Так возник постмодернизм в худших своих проявлениях. Литераторы перестали быть властителями дум. Но это имело и свое большое значение. Периодически литература должна «изблевывать» саму себя! Что и произошло.

И мы начали писать с чистого листа, литература возвратилась в центр русского общества. Оно литературоцентрично, и было таковым всегда. Сейчас литература вновь смещается в центр общественных интересов: обсуждаются книги, возник институт литературных премий. Проявился интерес властей к писателям и современным произведениям – впервые за 20 лет созвали Литературное собрание, объявлен Год литературы и так далее.

– Ну и когда же в России появится новый Толстой?

– Отвечу на этот вопрос единственно возможным образом: скоро!

Юрий ТАТАРЕНКО, фото автора

Газета «Навигатор» - Евгений ВОДОЛАЗКИН: «Литература - история души», №16 от 1.05.2015

Количество просмотров: 683

Другие статьи из рубрики «Встреча с интересным человеком»

Добавить комментарий

Приглашаем на работу
PDF-газета

Афиша

  • 8 мая 9.00 Волейбольный турнир памяти Анатолия Лапина на кубок Дома уче ...
  • 10.00 Заключительный концерт Всероссийского очного конкурса детского и ...
  • 18.30 К 70-летию Великой Победы. «Вспомните, ребята!» - кон ...
  • 9 мая 10.30 ТОРЖЕСТВЕННЫЙ МИТИНГ в честь 70-летия Великой Победы. Площа ...
  • 12.00 «Поклонимся великим тем годам!» Концертная программа ...
  • 10 мая 17.00 Клуб филателистов. История Великой Отечественной войны на ...
  • В Выставочном зале до 17 мая к 70-летию Великой Победы. "Мир Отсто ...
  • С 7 по 10 мая "БУКЕТ ПОБЕДЫ" - выставка цветочных композиций ...
  • Часы работы: с 10.00 до 20.00 ежедневно.
Яндекс.Метрика