№ 13 от 07.04.2006

PDF-газета
Любимое дело

Путешествие за тенью Луны


 

Путешествие за тенью Луны

Выбирают маршрут. Фото М. Воронина

В среду 29 марта после шести вечера на улицах Новосибирска и Академгородка можно было встретить людей, разглядывающих убывающий серпик Солнца через кусочек фотопленки или разломанную трехдюймовую дискету. По случаю солнечного затмения студенты НГУ были отпущены с занятий и гурьбой высыпали к главному корпусу. Сюда же пожаловали и новосибирские «Вести», которые снимали то очередную фазу, то счастливые лица студентов. Съемки затмения каждый осуществлял в меру своей изобретательности: одни – через дискетку на сотовый телефон, другие – видеокамерой через закопченное стекло, а третьи догадались вовремя пробраться в обсерваторию на крыше университета, где целый час не убывала очередь из желающих прикоснуться к чудесному и, если повезет, узреть на небесном светиле какой-нибудь изъян.

Но настоящие фанаты астрономии, жители Академгородка, бывшие студенты НГУ, не поленились проехать несколько сотен километров, чтобы посмотреть полное солнечное затмение, полоса которого проходила южнее – через Казахстан и Алтайский край. «Решение ехать было принято еще в октябре, а на активную подготовку ушло несколько недель, – рассказывает астроном-любитель с тридцатилетним стажем Игорь РОГОВОЙ. – Мы планировали видеосъемку – последовательный ход затмения на фотоаппарат, чтобы потом сделать из этого фильм. Но в последний момент оказалось, что частные фазы снимать для фильма через телескоп не было большого смысла – то и дело набегали облака, поэтому съемку фаз и полного затмения мы производили раз в минуту на обычный цифровик – 5-мегапиксельную мыльницу Nikon Coolpix со штатива. Съемки полной фазы делали через телескоп ТАЛ-150ПМ с диаметром зеркала 150 мм. Вообще снимать у нас было кому и на что – с собой мы взяли два телескопа, штативы и несколько фотоаппаратов, поэтому особо о съемках я не волновался. Гораздо важнее было оставить время, чтобы полюбоваться происходящим собственными глазами, а не через видоискатель фотоаппарата, ведь полная фаза длится всего две минуты, а, как известно всем фотографам, снимать и полноценно наблюдать происходящее одновременно невозможно».

– Вы взяли с собой столько техники, но важнее было все-таки именно посмотреть, а не запечатлеть?

– Конечно. За этим и ехали. Снимки остаются на память, но не смогут заменить самого зрелища. Передать эту красоту не под силу никаким снимкам или рассказам. То, что видно глазу, не видно объективу. Яркость внутренней и внешней части солнечной короны отличается в тысячи раз, поэтому при попытке снять длинные сияющие лучи вокруг диска Солнца снимок пересвечивается – образуется кольцо, которого на самом деле нет. А если мы хотим запечатлеть протуберанцы по краю диска, лучей, прекрасно видимых глазом, на снимке не будет совсем. Они попросту не прорабатываются на пленке или матрице. Обычно, чтобы передать корону на снимке полностью, приходится заниматься рукоделием в фотошопе, совмещая два или больше изображений: то, что настроено по краю диска, и снимок внешней части короны. На снимке, приведенном в статье, совмещены четыре изображения. Но это только для фотографии. А для себя лучше всего смотреть полное затмение с небольшим увеличением, например в десяти-двадцатикратный бинокль. Это настоящий восторг!

Люди часто удивляются, зачем ехать за сотни километров, когда тут будет «почти то же самое», ну подумаешь, какие-то восемь процентов не закроются. Но это принципиально другое явление. Тот, кто хоть однажды видел полное солнечное затмение, никогда не станет сравнивать его с частным. Частные фазы, честно говоря, скучновато наблюдать целых два часа. Можно, конечно, посмотреть пятна на Солнце, но это совершенно не то ощущение. Вот почему существуют так называемые эклипс-чейзеры – охотники за затмениями. Они не пропускают ни одного в мире полного солнечного затмения, всю жизнь послушно путешествуя за тенью Луны. Например, на период с 2001 по 2012 год приходится 9 полных затмений. Полный цикл всех лунных и солнечных затмений (сарос) повторяется каждые 18 лет, а на круги своя (плюс-минус сотня-другая километров) этот цикл возвращается через три раза, т.е. каждые 54 года.

Кстати, в этот раз российским эклипс-чейзерам крупно повезло, потому что полоса проходила через любимый русский курорт в Турции – Анталью. Я отлично понимаю этих людей, хотя сам не готов так путешествовать в силу многих обстоятельств. Впрочем, на затмение 2002 года в Австралии я все-таки съездил. Народу там было столько, что крохотный трехтысячный городишко Седуна на берегу океана просто захлебнулся тридцатитысячной волной приезжих. Самые «козырные» места на берегу продавались, поэтому мы расположились чуть поодаль, в бесплатной части бухты. Но крики восторга доносились до нас и за километр. Люди тут же кинулись звонить друзьям, делиться впечатлениями, поэтому связь упала на целый час – не помог даже специально доставленный сотовым оператором передвижной ретранслятор. Подготовка у австралийцев была крайне низкая – никто явно не ожидал такого наплыва народа – не то что специальных очков, даже туалетов едва хватало.

– Специальные очки для наблюдения обязательны или это уловка торговцев?

– Для наблюдения частных фаз обязательно иметь хорошую защиту для глаз, если вы решили не ограничиваться парой взглядов на серп, а именно наблюдать весь цикл. Инфракрасное излучение отлично проходит через втрое сложенные фотопленки и дискеты, и получить ожог сетчатки от продолжительных наблюдений – никаких проблем. Нужны специальные очки или качественные солнечные фильтры – пленка Аstrоsolar, например. Полное затмение можно и нужно наблюдать безо всякой защиты, поэтому фильтры на оптике должны быть быстросъемные.

– Крики – это удел восторженных иностранцев или обычное дело? В этот раз на Алтае собрались суровые сибирские астрономы. Неужели они тоже кричали?

– Почему нет? Во-первых, мы были с детьми, которые, конечно, пищали громче всех. Во-вторых, астрономия уже давно стала больше хобби, чем наукой, и этим хобби, как правило, занимаешься с самого детства, иногда всю жизнь. Первое свое полное затмение я наблюдал в самодельный телескоп в 1981 году – его еще иногда называют советским, потому что наблюдать его можно было только на территории СССР – в аккурат от Грузии до Сахалина. Все остальное, что было яркого и интересного в детстве, со временем как-то тускнеет, исчезает, а затмение на удивление вызывает точно такие же чувства, что и двадцать пять лет назад. Кто не верит – пусть проверит на себе – кричат практически все. Я даже точно не помню, кричал ли я сам.

Вообще от волнения мало запомнилось каких-то слов или действий – основное действие, развернувшееся на небе, затмило собой не только Солнце, но и суетные человеческие мысли. За несколько минут до полной фазы ко мне подошли из алтайских «Вестей» и попросили прокомментировать сюжет. Толком не помню, что я им наговорил, – такой ажиотаж творился на нашей полянке.

– Сколько вас было всего? Как выбирали место? Погода ведь в течение дня менялась…

– Погода до последнего момента не обещала ничего хорошего, поэтому наша экспедиция разделилась, и самые упертые – сотрудники ИЯФа и компания – за двое суток до затмения выдвинулись в сторону Экибастуза (Казахстан), где небо вроде бы выглядело почище. Как потом оказалось, это был совершенно напрасный шаг, потому что просвет между циклонами шел оттуда как раз в нашу сторону, к Рубцовску, а западная сторона снова стремительно затягивалась облаками. В ночь накануне выезда я посмотрел спутниковые снимки в Интернете и увидел, что с запада к Рубцовску идет чистое небо прямо по ходу нашей прочерченной полосы.

Для подстраховки мы нашли себе в провожатые очень правильного человека – сотрудника Алтайского госуниверситета, у которого был доступ к свежим метеорологическим данным. Пока мы ехали до Барнаула, он наблюдал за ходом следования циклона. Еще до выезда мы прочертили на карте полосу полной фазы и пометили пересечения со всеми основными дорогами, ведущими из Барнаула, – около семи точек на протяжении 700 километров – от Малинового озера до Горно-Алтайска. Но окончательное место наблюдения выбирали уже в Барнауле вместе с нашим «метеорологом». Кроме открытой информации со спутников на метеорологическом сайте, у него были также последние данные от наземных метеослужб.

В десять утра мы двинули к Рубцовску. Трасса отличная, небо ясное с небольшими облачками. Нас было около 25 человек – семеро из Новосибирска, остальные из Барнаула и Красноярска. Последние приехали на поезде и арендовали микроавтобус уже в Барнауле. Чем ближе мы подъезжали к Рубцовску, тем хуже становилась погода – облака опустились почти на самую дорогу и превратились в снежную метель. Люди начинали нервничать, настроение падало. Я чувствовал какую-то ответственность, что потащил народ за собой, хотя всем было понятно, что прямых контактов с Зевсом у меня не имеется. В любом случае, менять направление было поздно – до начала затмения оставалось всего два часа. Шаг влево, шаг вправо от дороги – мокрый снег по пояс, и вдруг перед нами нарисовалась наконец площадка с упорной стеной. Надпись на стене так и гласила: «Упорная стена». Звучало надежно, хотя для чего она нужна, никто из нас не знал – может быть, она использовалась для освобождения тягачей от грузовых прицепов. Около нее мы и встали, огородившись машинами, поскольку заметили еще несколько рыскающих в поисках места любопытных компаний.

– Часто говорят о каких-то эффектах затмения. То о влиянии на поведение животных – коровы мычат, собаки лают и т.п., то на здоровье человека… Эти речи имеет под собой реальную почву?

– Насчет животных – они просто беспокоятся, что слишком рано кончился световой день, поскольку хорошо чувствуют суточный цикл. Это не означает, что имеют место какие-то особые физические эффекты. Коровы недоуменно мычат во тьме, поскольку их обычно не загоняют ради двух минут ночи, а собаки лают в большей степени на коров. Что же касается человека, тут вообще говорить не о чем. Говорят, за неделю до затмения в Новосибирске один большой профессор вещал о влиянии этого явления на здоровье человека. Якобы какие-то усиления гравитации. Видимо, в школе у профессора по физике была тройка, если по его теории гравитационные силы Луны и Солнца складываются, и человек это ощущает. Гравитационное влияние Луны в двести раз меньше солнечного – чего там складывать? Я скорее склонен верить, что мистическое влияние затмение оказывает больше на здоровье моей техники, чем на мое собственное. Например, в Австралии во время затмения сломался тросик для фотоаппарата, а в этот раз наш секундомер решил, что он умеет считать только до шести. Ни до, ни после затмения этих трюков с ними не бывало.

– Теперь о деле!

– Да. Пронизывающий ветер не стихал, люди разводили костер, грелись в машинах. За несколько минут до начала частного затмения наползла огромная туча, видимо, для проверки нервов. И тут красноярцы вдруг сделали трюк, который у всех вызвал недоумение. Они не выдержали психологической метеоатаки, резко сорвались с места и, не попрощавшись, срочно поехали искать лучшей погоды. Куда можно было уехать за час, не представляю. Ведь им нужно было вернуться до узловой развилки около Поспелихи и снова повернуть на юг. Им нужно было гнать во весь опор, чтобы успеть возвратиться к центральной линии пути лунной тени, тогда как погода там вряд ли отличалась от той, где стояли мы.

Солнечная корона. Фото Е. Смирнова, И. Рогового

Облака то закрывали, то открывали сужающийся солнечный серпик, и волнение в наших немногочисленных массах росло. Но прямо перед полной фазой в куче облаков вдруг открылся широкий просвет. Еще несколько секунд, потом короткое «вау» тех, кто стоял у телескопов, – и все ахнули. Свечение вокруг черного круга разлилось далеко в темно-синем небе, искорки протуберанцев зажглись по краям диска ярко-красными слепящими огоньками, а корона заиграла голубоватыми электрическими языками солнечного опахала. На горизонте появилось заревое кольцо. В момент соприкосновения краев солнечного и лунного диска я успел сфотографировать четки Бейли – эффект ряда сияющих световых точек, на секунду появляющихся на кромке Луны, где есть глубокие кратеры.

Те, кто ехал с нами из любопытства, рассуждая о тех самых восьми процентах, ради которых заварилась вся каша, больше всех визжали от восторга и сказали, что уж следующее полное затмение они встретят во всеоружии. Кстати, в Новосибирске его можно будет наблюдать в 2008 году 1 августа. Рад сообщить, что этот день выпадает на конец рабочей недели – пятницу, а полная фаза наступит в 17.43.

 

Мария ШКОЛЬНИК.


Газета «Навигатор» - Путешествие за тенью Луны, № 13 от 07.04.2006

Количество просмотров: 1089

Другие статьи из рубрики «Любимое дело»

Комментарии

11 апреля 2006, 15:56, автор: Гость_участник_сей_экспедиции_*


первый раз вижу, чтобы журналисты описывали все как было, и не искажали суть. респект!


11 апреля 2006, 05:01, автор: Гость_Legat_*


Познавательно и написано хорошо. Респект автору.


11 апреля 2006, 02:00, автор: Гость_Mike_*


Интересная статья, красочная и даже немного приключенческая . Побольше бы таких.


10 апреля 2006, 15:15, автор: Гость_Стас_*


Нормально так написано. Вообще, "Навигатор" растет по-маленьку, и движется дюймовыми шагами в сторону нормальной такой средней газеты. Но, бывает, такое фуфло можно прочитать. Передерут, не думая, какой-нибудь hoax с интернета. Я как-то читал про 6-гигагерцный ноутбук с терабайтом оперативной памяти и т д.


Добавить комментарий

Яндекс.Метрика